TEREZINSKOE GETTO - taiistvennyi poezd v neizvestnoe

-А что ты здесь делаешь? - парень все ещё имел мрачный, но уже не злой, а скорее подозрительный, вид.

- Хочу тут переночевать.

-Почему?

-Мне негде ночевать.

-Вас много в бараке?

-Не из какого я не из барака, просто мне негде переночевать. Эту ночь я провела в парке.

-Ты могла быть всю ночь на улице? – выпучил и так большие глаза парень.

-Это было ужасно! – призналась Бара. – Слушай, а где это мы?

-Все ещё в Терезине.

-А где это?

-Примерно шестьдесят километров на запад от Праги.

-Ну значит мы в Чехии!?

-Да, в бывшей Чехии, – вздохнул парень. – Теперь уже как пять лет это протекторат Bémenundméren (протекторат Чехии и Моравии).

-Ты знаешь, что случается с еврейскими свиньями, которые лгут? -спросил надзиратель профессора. Хлыст он все еще держал около горла, как будто лезвие ножа.

-Я бы никогда Вам не солгал, -заверил его теперь уже не очень спокойный профессор.

-Я в этом уверен, -со злостью улыбнулся надзиратель. У Бары пробежал мороз по коже. -Но вонючие жиды лгут все время, а ты и есть вонючий жид. Повтори!

Профессор тяжело сглотнул. Бара чувствовала биение своего сердца всем телом. В кино было бы все иначе! Профессор бы молчал и гордо сверлил своим непобежденным взглядом военного. Только сейчас это было не кино. Бара очень не хотела, чтобы профессор сказал "я вонючий жид", но боялась за то, что с ним может случится, если он этого не сделает.

-Я вонючий жид. -тихо промолвил профессор. У Бары потекли слезы. Она ненавидела надзирателя за то, что он просто так унижает человека.

Надзиратель рассмеялся и неожиданно ударил кулаком бедного профессора в живот. Тот согнулся пополам. Военный использовал этот момент и ударил его коленом в лицо. Профессор упал на пол. Второй военный засмеялся и ударил его тяжелым ботинком, а потом эти двое начали усердно пинать лежащего профессора. Последний пытался руками защитить голову и живот и не произнес ни звука.


 

-Ты должна мне все рассказать. Мне ужасно любопытно как там в будущем…

-Абсолютно нормально, - заверила его Бара.

-Ты так говоришь, потому что ты оттуда, - уточнил Петр, - Каждому кажется нормальным то окружение, где он живет.

-Тебе это представляется абсолютно нормальным? -спросила Бара, имея ввиду концлагерь "Терезин".

-Нет, я не это имел в виду. Война - это не нормально. Я имел ввиду то, как мы жили перед войной, как ходили в школу, пока нам это не запретили.

-А вы не можете ходить в школу?

-Евреям многое запретили делать. -грустно улыбнулся Петр. -Ходить в театр, в рестораны, в парк… Вместо парка мы все ходили на еврейское кладбище, чтобы хоть как-то высунуться на улицу. У нас отобрали радио, швейные машинки, велосипеды, мы не могли использовать трамвай, для магазинов нам отвели специальное время… Домашних животных, например, собак, отобрали. Теплую одежду мы тоже должны были сдать.

Бара была потрясена. -Но это нарушает права человека! Никто не смеет запретить кому-то ездить на велосипеде или использовать трамвай только из-за того, что он еврей, черный или носит очки! Это ведь дискриминация! -наконец-то вспомнила она подходящее слово.

- Странно то, что наше общество само это допустило,-заметил Петр.


…Мисс Блуменфилд умерла… Она ведь знала, говорила, что умрет…

-Я ищу Ребеку Блуменфилд. -обратилась Бара к первой встречной, которой оказалась 15-ти летняя девушка.

-Я её не знаю. -та помотала головой.-сколько ей примерно?

-Наверное лет двенадцать.

-Значит она в этой комнате, тут младшие. -девушка дернула за дверную ручку. -Добрый день, мисс Тауссиг, вы случайно не знаете Ребеку Блуменфилд?

Тауссик перестала шить, вышла и закрыла за собой дверь. Бара краем глаза успела разглядеть, что в комнате находится 30 или 40 девушек. Все они что-то шили или пришивали.

-К сожалению Ребека Блуменфилд теперь не здесь.-сказала она тихо.

-Значит она тут была?-сразу засветилась Бара. Какое счастье, она ее может найти! -А где она теперь?

-Она тут была совсем немного. Приехала в августе, но через неделю заболела и умерла.

-Это точно была Ребека Блуменфилд?-переспросила Бара.-Из Дрездена?

-Я ее прекрасно помню,-грустно ответила Тауссиг. -она прекрасно играла на скрипке. Ты ее знала, деточка?

Бара помотала головой и замолчала. Еще чуть-чуть, и она снова расплачется.

-Тогда почему ты ее ищешь?

Бара решила пояснить.

-Я… Я хотела передать привет от ее бабушки, которая скончалась… вчера.

Мисс Тауссиг притянула и крепко обняла плачущую Бару.

"Я хочу домой, хочу домой! Я не хочу здесь находится ни секунды! Это самое ужасное время, в которое я могла попасть! Я ХОЧУ ДОМОЙ!"-думала Бара.